Информационный портал правовой помощи. Юридические консультации, юридическая помощь, защита прав

Медицинские клинические признаки алкогольного опьянения
МКБ-10 и состояние опьянения
Степень алкогольного опьянения, классификация состояний алкогольного опьянения
Оценка результатов повторного или независимого медицинского освидетельствования

Медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Алкогольное, наркотическое, токсическое опьянение. Медосвидетельствование, МО, МОСО. Основные принципы проведения медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения

 

Введение

Постановление Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года № 475 "Правила освидетельствования ..."
Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения" от 14 июля 2003 года № 308

Медицинское освидетельствование на состояние опьянения

Медицинские признаки алкогольного опьянения

Акт медицинского освидетельствования, учетная форма № 307/у-05

Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения

Экспертиза, аудит, оценка и рецензирование актов освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и медицинского освидетельствования на состояние опьянения

К вопросу количественного определения алкоголя в биопробах: алкоголь в крови, концентрация алкоголя в крови
содержание абсолютного этилового спирта (этанола) в крови, в выдыхаемом воздухе, в моче
состояние опьянения, легкая степень алкогольного опьянения

Приборы определения, измерения и индикации алкоголя в выдыхаемом воздухе

Пересчетный коэффициент концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе и в крови

Эндогенный уровень алкоголя

Отказ от медицинского освидетельствования

Медицинские клинические признаки алкогольного опьянения
Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) об острой интоксикации вследствие употребления алкоголя или психоактивных веществ
Степень алкогольного опьянения, классификация состояний алкогольного опьянения

Обращаем Ваше внимание, что при рассмотрении результатов медицинского осмотра и обследования освидетельствуемого в рамках медицинского освидетельствования на состояние опьянения, оформленных в виде акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (учетная форма 307/у-05) или в виде протокола медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения (форма № 155/у), целесообразно проводить в индивидуальном порядке, то есть применительно к каждому конкретному случаю, к каждому конкретному человеку, в конкретных обстоятельствах проведения освидетельствования с использованием конкретных технических средств определения алкоголя в выдыхаемом воздухе и прочее. Без учета индивидуальных особенностей освидетельствуемого и обстоятельств медицинского освидетельствования практически невозможно корректно провести экспертизу изложенных в акте материалов по медицинским клиническим признакам алкогольного опьянения, сопоставить эти признаки с результатами исследования выдыхаемого воздуха и составить обоснованную рецензию или отзыв по акту медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Здесь необходимо учитывать и физические, и психические особенности организма освидетельствуемого, его поведенческие черты и особенности, наличие хронических, сопутствующих и острых заболеваний, историю употребления лекарственных и прочих препаратов и ряд иных факторов, существенных в аспекте правильной интерпретации выявленных клинических признаков и результатов освидетельствования.

Результаты медицинского осмотра и обследования, выявленных и указанных в акте медицинского освидетельствования  медицинских клинических признаков опьянения и результатов исследования выдыхаемого воздуха, либо результатов химико-токсикологического исследования биологических сред организма (крови, мочи), должны рассматриваться как в комплексе наличия и степени выраженности отдельных клинических признаков опьянения, четкости и правильности их описания в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения, так и в комплексе с результатами инструментального исследования выдыхаемого воздуха на содержание алкоголя, что касается аспектов алкогольного опьянения, или результатов химико-токсикологического исследования биологических сред организма (кровь).

В соответствии с Международной классификацией болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) под острой интоксикацией вследствие употребления алкоголя или психоактивных веществ понимается преходящее состояние вслед за приемом алкоголя или другого психоактивного вещества, приводящее к расстройствам сознания, когнитивных функций, восприятия, эмоций, поведения или других психофизиологических функций и реакций. Таким образом, в основу оценки состояния пациента вследствие употребления алкоголя или психоактивных веществ положено выявление медицинских клинических признаков алкогольного опьянения или иного вида опьянения, оценка их выраженности, что, в сочетании с концентрацией алкоголя в крови, является основой классификации состояний опьянения и градации опьянения по степени тяжести.

К клиническим признакам опьянения относятся: нарушение поведения и поведение, не соответствующее обстановке и ситуации: возбуждение, раздражение, агрессивность, эйфоричность, многословность, суетливость, сонливость, заторможенность; беспричинное снижение или повышение настроения; нарушения со стороны сознания и ориентировки в месте, времени, ситуации; смазанность и невнятность речи, нарушения связности изложения, нарушения артикуляции, неудовлетворительные результаты проведения пробы со счетом; изменение размера зрачка; вялая реакция зрачка на свет; иньецирование склер; нистагм; походка с пошатыванием, разбрасывание ног при ходьбе; неустойчивость при поворотах; неустойчивость в позе Ромберга; промахивания при выполнении проб на точные движения, например, при пальце-носовой пробе; дрожание век, языка, пальцев рук; вегето-сосудистые реакции (бледность, покраснение кожных покровов, повышенная потливость, цианоз кожных покровов, слюнотечение, изменения состояния видимых слизистых, состояния поверхности языка, учащенное или, наоборот, замедленное дыхание, тахикардия или брадикардия, повышенное артериальное давление или, наоборот, резкое снижение артериального давления); наличие запаха алкоголя, каннабиоидов, органических растворителей изо рта, от волос, от одежды. Кроме того, немаловажную роль играют сведения, как субъективные (заявленные лично), так и объективные (по документам и другим источникам), о последнем употреблении алкоголя, лекарственных средств, иных препаратов, химических средств и веществ, результаты внешнего осмотра, состояние кожных покровов, наличие повреждений (ранения, ушибы, следы от инъекций).

Тесная корреляция концентрации алкоголя в крови, частоты и выраженности проявления клинических признаков алкогольного опьянения позволило сформулировать описание различных состояний алкогольного опьянения в виде нормативного акта Минздравсоцразвития Российской Федерации Методические указания "Медицинское освидетельствование для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения" от 01 сентября 1988 года № 06-14/33-14 (приложение № 3 к Временной инструкции Минздрава СССР от 01 сентября 1988 года № 06-14/33-14 "О порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения"), единственного на настоящий момент официального источника классификации состояний алкогольного опьянения, то есть степени алкогольного опьянения,  федерального значения.

Вместе с тем, снижение квалификации медработников, низкое качество их обучения, неспособность медицинских и законодательных органов разделить понятия "факт употребления" и "состояние опьянения", привели к тому, что при вынесении заключения о состоянии опьянения по результатам медицинского освидетельствования водителей транспортных средств в качестве критерия установлен факт выявления вещества, вызывающего опьянение, а не факт выявления совокупности нарушений физических, психических и психофизиологических функций и реакций, которые, по существу, а не сама концентрация вещества, как таковая, и влияют на безопасность дорожного движения. Фактически произведена подмена понятий "Установлен факт употребления алкоголя, признаков опьянения не выявлено" и "Установлено состояние опьянения". Более того, никогда не предпринимались попытки оценить саму совокупность нарушений физических, психических и психофизиологических функций и реакций, достаточную для обоснованного утверждения о нахождении освидетельствуемого лица в состоянии опьянения.

Следует исходить из аксиомы, что врач, который проводит Ваше освидетельствование уже настолько "набил руку на этом", что Ваше присутствие ему только мешает и отвлекает. Он и без Вас заполнит акт медицинского освидетельствования так, как надо, укажет необходимые признаки опьянения. Все, что надо врачу, это предложить Вам продуть прибор и/или отобрать биологическую среду для анализа. Фактически именно такое основание в настоящее время положено в основу установления состояния алкогольного опьянения у водителей транспортных средств, как в отношении опьянения, вызванного употреблением алкоголя, так и в отношении наркотического опьянения, и роль врача свелась к выполнению функции оператора технического средства измерений алкоголя в выдыхаемом воздухе для чего не надо иметь ни медицинского образования, ни свидетельства об обучении, ни лицензии на осуществление медицинской деятельности, включающей работы и услуги по медицинскому (наркологическому) освидетельствованию.

Практический опыт свидетельствует, что фактически в 99,9 % случаев при проведении медицинского освидетельствования и оформлении его результатов в виде акта медицинского освидетельствования со стороны медицинского персонала допускаются разного рода ошибки и недочеты, различающиеся по степени существенности и влияния на правомочность и законность вынесения заключения по результатам медицинского освидетельствования. Однако существенность этих ошибок и недочетов может правильно оценить, правильно интерпретировать, правильно сформулировать и изложить только специалист с достаточным практическим опытом работы в данной области. В связи с тем, что анализ акта медицинского освидетельствования и интерпретации результатов освидетельствования требует специальных познаний в области медицины, рекомендуем обратиться за помощью к соответствующему специалисту.

Вызывает сожаление, что отдельные адвокаты и защитники, сопровождающие административные, гражданские и уголовные дела, тем или иным образом связанные с медицинскими вопросами, не имея необходимых познаний в области медицины, зачастую игнорируют мнение специалистов в этой области, не привлекают специалистов, основываясь исключительно на собственном мнении и понимании вопросов медицины. Но особенно такой подход характерен для судебной системы, когда мировой или федеральный судья необоснованно принимает на себя роль специалиста в области медицины и выносит незаконное решение, в основу которого порой положены абсурдные с точки зрения медицины основания.

 

Примеров таких решений очень много. В качестве одного из таких примеров можно привести постановление бывшего заместителя председателя Московского городского суда Дмитриева А.Н. от 28 июня 2010 года. "Несмотря на то, что в чеке с распечаткой результатов проведенного К. освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указан результат исследования 3,200 мг/л,  тогда как согласно Руководству по эксплуатации прибора «Алкотектор РRО-100 combi», диапазон показаний названного прибора составляет от 0,000 до 2,000 мг/л, факт управления К. транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения объективно подтверждается совокупностью выявленных у К. и описанных в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения признаков алкогольного опьянения - запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы; показаниями сотрудников ППСМ П. и К. ... Более того, К. сам давал показания о том, что он действительно употреблял в этот день спиртные напитки. С фактом установленного у него состояния опьянения К. был согласен, что удостоверил своей подписью в акте медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Правильность названного акта и изложенных в нем сведений о нахождении К. в состоянии опьянения удостоверили своими подписями понятые Я. и Ч., что они подтвердили при даче показаний судье районного суда".

Вот так. Неважно, что показал прибор, можно ли признать правильными и достоверными такие показания прибора, а, следовательно, установить допустимость акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения в качестве доказательства по делу, показания сотрудников милиции важнее и весомее любых объективных свидетельств фальсификации результатов освидетельствования. Ноу-хау бывшего заместителя председателя Московского городского суда г-на Дмитриева. С чем его и поздравляем.

Не вдаваясь в детали, поясним, что медицинское освидетельствование К. не проводилось, свою подпись К. в акте медицинского освидетельствования, естественно, не ставил. Видимо федеральный судья не различает понятый освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Кроме того, понятые Я. и Ч. не только в суде не подтвердили факт управления К. транспортным средством (этот момент указан в решении по жалобе на постановление), но и факт своего присутствия при проведении освидетельствования К. на состояние алкогольного опьянения (этот факт судья по вполне понятным причинам не стал указывать в решении по жалобе, что также противоречит выводу г-на Дмитриева в постановлении (см. выше); очевидно, что понятые лица не могут рассматриваться и в качестве специалистов, которые могли бы своими подписями подтвердить правильность составления акта и изложенных в нем сведений как по признакам опьянения, так и по показанию прибора. Ко всему прочему, протокол заседания суда, естественно, не велся, в письменной форме показания у понятых не отбирались, в связи с чем выводы г-на Дмитриева в отношении понятых лиц о показаниях понятых в районном суде абсолютно голословны.

Далее по тексту постановления Дмитриева А.Н.: "Ссылка заявителя на то, что при концентрации алкоголя в крови свыше 3,0 - 3,5 промилле имеет место алкогольная кома, не может быть принята во внимание, поскольку основана на предположениях и не ставит под сомнение выводы судебных инстанций о виновности К. в совершении вышеописанного правонарушения". Вообще-то речь идет не просто об алкогольной коме, а об состоянии смертельной интоксикации при концентрации алкоголя в выдыхаемом воздухе 3,200 (мг/л) * 2000 = 6,4 (г/л) (соотношение концентраций получено на основании оценки соотношений соответствующих концентраций по примечанию к статье 27.12 КоАП РФ в ред. до 06.08.2010г.). Однако, по мнению федерального судьи все без исключения классификации состояний алкогольного опьянения, используемые и в России и за рубежом, основаны на предположениях и не заслуживают внимания. Не о выводах судей идет речь, а об объективности результатов освидетельствования и допустимости соответствующих доказательств по делу. И если свой вывод судья основывает на сомнительных сведениях, то и вывод судьи также сомнителен и не основан на законе.

В надзорной жалобе ставился вопрос о сомнениях в исправности технического средства измерения, примененного инспектором ДПС при проведении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Тем более, что ни в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, ни на бумажном носителе, ни в материалах дела не содержалось никаких сведений о поверке технического средства.

В надзорной жалобе не поднимался даже вопрос о фальсификации данных инспектором ДПС, хотя и такая постановка вопроса вполне правомочна при сложившихся обстоятельствах. Это как же надо настроить или поверить прибор, чтобы его показания вышли за пределы измерения более чем в 1,5 раза?

Интересно, пришел бы судья к выводу, что концентрации алкоголя в крови 6,4 г/л соответствует наличие только двух признаков: запах и неустойчивость позы, при рассмотрении уголовных дел об убийствах и изнасилованиях, особенно при экспертном заключении о беспомощности состояния потерпевшего в связи с интоксикацией, вызванной алкоголем, соответствующей смертельной интоксикации?

Очевидно, что для г-на Дмитриева затруднительно вывести логическую цепочку: недостоверность результатов исследования выдыхаемого воздуха является следствием либо неисправности прибора, либо фальсификации выдыхаемой пробы воздуха со стороны ИДПС. И в первом, и во втором случае акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения не может быть признан допустимым доказательством по административному делу. Свидетельские же показания могут использоваться только исключительно наряду с документальным доказательством по делу, которым, согласно ст.ст. 26.2 и 27.12 КоАП РФ, и является акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Об этом четко и недвусмысленно указано в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года № 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2008 года № 23 "О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации", согласно которому по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.8 КоАП РФ, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Наряду с указанными актами не исключается подтверждение факта нахождения водителя в состоянии опьянения и иными доказательствами (например, показаниями свидетелей). Комментарии, по нашему мнению, излишни.

Что можно сказать об изложенном выше мнении Дмитриева А.Н.? Остается констатировать, что бытовое суждение судьи, нежелание объективно рассмотреть обстоятельства дела, зафиксированные в материалах дела, констатировать нарушения закона, допущенные при производстве по делу в нижестоящем суде, в том числе по неустановленной причине несоответствия клинических признаков алкогольного опьянения и результата исследования выдыхаемого воздуха, которое объективно вызывает сомнение в достоверности и правильности показания прибора, явная заинтересованность в вынесении именно обвинительного постановления по надзорной жалобе, являются для судьи более значимыми, чем проверенная годами практика наркологии, в том числе изложенная в нормативных актах Минздравсоцразвития РФ, чем разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, направленные на установление единообразия и преемственности судебной практики. Что говорить о решениях нижестоящих судов, если судья такого уровня позволяет себе делать выводы, основанные, как мы полагаем, не просто на личном ошибочном, некомпетентном и непрофессиональном мнении, но и, очевидно, на желании услужить как стоящим над ним лицам, так и другим заинтересованным в исходе подобных дел органам. О каком уважении к судьям и судебной системе в целом при таких обстоятельствах может идти речь, когда федеральный судья так беспардонно и откровенно дискредитирует правосудие, которое, как мы видим, основано не на законе, а на личном персональном мнении судьи.

 

Очередной "шедевр" бывшего заместителя председателя Московского городского суда г-на Дмитриева А.Н. от 16 августа 2010 года.

По мнению Дмитриева А.Н., в акте медицинского освидетельствования можно не указывать вообще никаких сведений по техническому средству кроме его названия, так как "Правилами (ред. - имеются в виду Правила, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года № 475) не предусмотрено обязательное указание в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения сведений о поверке прибора, при помощи которого такое освидетельствование проводилось". Да уж указал бы г-н Дмитриев А.Н. сразу, что ни КоАП РФ, ни Правила не предусматривают указание в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения вообще ничего: ни результатов медицинского осмотра и обследования, ни результатов исследования выдыхаемого воздуха с помощью технических средств измерения.

Это только сотая часть того, что наваял сей судья в своем постановлении от 16.08.2010г., не говоря уже о явной фальсификации обстоятельств и материалов дела, выводов, приведенных в постановлении мирового судьи, примитивном искажении доводов самой жалобы на постановление мирового судьи, дополнив все это своим личным толкованием норм материального и процессуального права Кодекса об административных правонарушениях.

Что уж тут скажешь, если по мнению бывшего заместителя председателя Московского городского суда Дмитриева А.Н. ст. 27.13 КоАП РФ не предусмотрено применение задержания транспортного средства при отказе водителя от законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (постановление от 13.08.2010г. № 4а-2020/10).

 

В постановлении от 11 марта 2011 года № 4а-39/11 заместитель председателя Мосгорсуда указывает, что в качестве одного из доводов в надзорной жалобе К. сослался на то, что прибором ALCOTECTOR-RU 803 PRO-100 COMBI у него установлено состояние алкогольного опьянения в концентрации 4,015 мг/л, однако из ответа ФГУ «*» следует, что таких показаний названного прибора при его исправном состоянии быть не может, количество алкоголя в организме человека в указанной концентрации является смертельным отравлением. Этот довод нельзя принять во внимание, поскольку из представленных материалов следует, что К. согласился с показаниями прибора, о чем собственноручно указал в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. При этом К. при составлении протокола об административном правонарушении пояснял инспекторам ГИБДД, что употреблял алкоголь. Следует отметить, что при несогласии с результатом освидетельствования К. имел возможность пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Кроме того, указанный выше прибор имеет свидетельство о поверке, действительное до 08.04.2011 г., факт выдачи которого является подтверждением технических характеристик прибора и пригодности его к применению. Помимо прочего, указанное заявителем обстоятельство было в полном объеме проверено мировым судьей при рассмотрении дела по существу, ему дана надлежащая оценка, правильность которой сомнений не вызывает.

Заместителя председателя Мосгорсуда не смутило, что показания прибора вышли за пределы измерения более чем в 2 раза, тот факт, что сомнение в исправности прибора подтверждено ФГУ «*», что такая концентрация алкоголя в соответствии со всеми классификациями состояния алкогольного опьянения является смертельным отравлением, а отдельные исключения из этого правила являются лишь исключениями, не более того. И вот в таком состоянии освидетельствуемый проходит освидетельствование, дышит в трубку прибора, расписывается в протоколах и акте ОСАО, да еще упускает возможность пройти медицинское освидетельствование. И ничего, что сертифицированный государственный орган по метрологии ФГУ «*» фактически подтверждает неисправность прибора, это мелочь, так как есть свидетельство о поверке прибора, выданное почти за 6 месяцев до проведения освидетельствования, и, по мнению г-на Дмитриева А.Н., прибор не мог выйти из строя за этот промежуток времени. Ну, не может прибор стать неисправным в течение года после поверки, и все тут.

Интересная мысль. А почему бы изготовителю прибора не предусмотреть так называемую "защиту от дураков" и установить автоматическую блокировку показаний прибора, которые выходят за рамки шкалы измерения?

 

С некоторых пор бывший заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н. пошел дальше в своих изысканиях оправдания противоправных и противозаконных действий со стороны сотрудников ГИБДД при применении мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях.

Так, в постановлении от 05 марта 2011 года по делу № 4а-27/11 бывшим заместителем председателя Московского городского суда Дмитриевым А.Н. сделаны следующие выводы: указание в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения неполного названия прибора, которым проводилось освидетельствование, и неправильной даты последней поверки этого прибора, не может послужить основанием для освобождения от административной ответственности.

Но шедевром данного постановления является следующее обстоятельство. В связи с тем, что лицо, в отношении которого было проведено освидетельствование, согласился с результатом освидетельствования, о чем расписался в соответствующей графе указанного акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, и при этом каких-либо замечаний по поводу его неправильного составления при ознакомлении с данным актом и получении его копии он не сделал, то это лицо непременно является виновным в совершении инкриминируемого правонарушения.

Вот так: лицо, в отношении которого проводится освидетельствование, обязано, по мнению г-на Дмитриева А.Н., знать, как правильно должен составляться акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и какие именно сведения должны в него вноситься, в том числе и по техническому средству измерения, в частности, должен знать правильное и полное название прибора и дату его поверки.

 

Другой пример судебного произвола. При исследовании выдыхаемого воздуха установлена концентрация алкоголя 0,1 мг/л в двух исследованиях, что зафиксировано в акте медицинского освидетельствования. По инициативе освидетельствуемого лица был произведен забор крови. При судебно-химическом исследовании (СХИ) установлена концентрация абсолютного этилового спирта 3,1 ‰ (освидетельствуемое лицо: женщина, 52 кг веса). При опросе врача, проводившего освидетельствование, установлены факты существенных нарушений, допущенных при отборе пробы крови для анализа. При опросе свидетелей (ИДПС, врач, понятой) установлено: ИДПС и врач подтвердили факт наличия только слабого запаха алкоголя и отсутствие каких-либо иных признаков опьянения, понятой не подтвердил и сам запах алкоголя. Итог: акт медицинского освидетельствования исключить из числа доказательств по делу, но права на управление транспортными средствами - лишить. Доводы о существенном противоречии результатов исследования выдыхаемого воздуха при фактическом отсутствии признаков опьянения и результатов СХИ крови, о существенных нарушениях при отборе пробы крови - проигнорированы. Естественно, специалист не вызывался, экспертиза акта и справки СХИ не проводилась, соблюдение порядка проведения отбора, транспортировки  и хранение пробы биологического объекта не проводилось, как не проводился и анализ правильности осуществления СХИ биологического образца.

Очевидно, что и концентрация алкоголя в выдыхаемом воздухе, равная 0,1 мг/л, соответствующая концентрации алкоголя в крови 0,2 г/л, явно не соотносится с концентрацией алкоголя, установленной при СХИ пробы крови, равной 3,1 промилле. В первом случае, имеет место отсутствие как юридических, так и медицинских критериев для установления состояния опьянения, во-втором, - такая концентрация алкоголя в крови освидетельствуемой соответствует состоянию алкогольной комы, что противоречит показаниям свидетелей по делу и результатам инструментального исследования выдыхаемого воздуха. Кроме того, отношение концентраций составило более чем 15 раз. Однако указанные противоречия для федерального судьи не послужили основанием усомниться в виновности водителя.

Оценка результатов повторного медицинского освидетельствования

Обратите внимание, что если Вы проходите повторное медицинское освидетельствование или медицинское освидетельствование после проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с целью получения так называемых независимых результатов, то результаты инструментального исследования выдыхаемого воздуха в этом случае будут отличаться от результатов первичного освидетельствования. В среднем концентрация алкоголя в крови снижается на 0,10 - 0,16 ‰ в час (см. Методические указания от 01 сентября 1988 года № 06-14/33-14, раздел "Определение этанола в выдыхаемом воздухе и биологических средах организма"). Согласно другим авторам, скорость снижения концентрации этанола в биосредах в фазе элиминации (β60) составляет: для выдыхаемого воздуха - 0,07 - 0,23 мг/л*ч, для венозной крови - 0,08 - 0,20 г/л*ч, для капиллярной крови - 0,10 - 0,21 г/л*ч, для мочи - 0,13 - 0,33 г/л*ч (Баринская Т.О., 2011). При высоких концентрациях алкоголя в крови окислительные процессы активируются, снижение концентрации в крови происходит быстрее и может достигать, например, 0,27 ‰ в час (см. Методические указания от 01 сентября 1988 года № 06-14/33-14, раздел "Определение этанола в выдыхаемом воздухе и биологических средах организма"). Кроме того, имеются сведения, что при стрессовых ситуациях в зависимости от психоэмоционального состояния освидетельствуемого снижение концентрации алкоголя может достигать величину в 0,51 промилле (Гриненко А.Я. и др. - Учен. зап. СПбГМУ, 2002. - Т. 9, № 1. - С. 88-91). Последнее обстоятельство, порой, используется отдельными судьями для обоснования обвинительных решений при оценке результатов повторного (независимого) медицинского освидетельствования.

Поэтому в зависимости от исходного уровня алкоголя, интенсивности физической нагрузки, психоэмоционального состояния, разрешающей способности метода исследования, можно ориентировочно оценить промежуток времени, в течение которого алкоголь может быть обнаружен в выдыхаемом воздухе, в крови, в других биологических средах и объектах освидетельствуемого лица. Именно данное обстоятельство и является определяющим при оценке длительности промежутка времени между первым и повторным освидетельствованиями и при сопоставлении результатов этих освидетельствований, то есть при ответе на вопрос о времени, которое необходимо для "естественного протрезвления" или "естественного вытрезвления". Правильно обосновать данный промежуток времени с учетом положений нормативных актов Минздравсоцразвития РФ, с учетом сведений из научной литературы, правильно интерпретировать и объяснить результаты медицинского освидетельствования, в том числе и результат исследования биологического объекта (для анализа обычно отбирается моча), раскрыть смысл содержания актов освидетельствования и медицинского освидетельствования и протокола медицинского освидетельствования, как по отдельности, так и в их совокупности, может, очевидно, только специалист, так как до сих пор для судебной системы на первом месте стоит авторитетность источника, представляющего соответствующую информацию, а не сама информация, как таковая.

Особую диагностическую ценность имеют результаты химико-токсикологического исследования мочи освидетельствуемого лица. Отсутствие соответствующих сведений при освидетельствовании по собственной инициативе ("независимое медицинское освидетельствование") в значительной мере препятствует правильной интерпретации результатов независимой экспертизы и сопоставлению данных по результатам освидетельствования из актов освидетельствования, актов медицинского освидетельствования, протоколов медицинского освидетельствования.

Следует иметь в виду, что в связи с некомпетентностью судей в медицинских вопросах, в том числе связанных с порядком проведения медицинского освидетельствования водителей транспортных средств и других граждан, и их нежеланием полноценно выяснить, рассмотреть и исследовать обстоятельства по делу об административном правонарушении, вполне реальна ситуация, когда протокол медицинского освидетельствования может быть "не признан допустимым доказательством, поскольку освидетельствование проведено не в соответствии с порядком, установленным для освидетельствования водителей транспортных средств" (постановление зам. председателя Московского областного суда от 29.02.2012г. № 4а-228/12). Поэтому изначально при осуществлении защиты по соответствующим административным делам целесообразно привлечь специалиста, чтобы избежать такого рода "правовых выводов" со стороны судей.

Дополнительная информация:

Оценка результатов повторного и независимого медицинского освидетельствования, естественное протрезвление, естественное вытрезвление

Алкогольное опьянение, состояние алкогольного опьянения, степени и классификация состояний алкогольного опьянения, клинические признаки, симптомы и картина алкогольного опьянения

Карта сайта. Навигация
Правовая помощь, консультации, услуги и защита прав в области дорожного движения
 

Основные ошибки, недостатки и недочеты, допускаемые в процессе подготовки к защите и при защите в суде

Первое заседание суда

Основы и принципы защиты прав в суде

Апелляционная жалоба

Надзорная жалоба

Нормативная документация, банк правовых документов

Результаты обжалования нормативных правовых актов

Информационные ресурсы поиска текстов судебных решений и судебных актов

 

Главная

Введение. Наставление и памятка водителю
Медицинское освидетельствование

Нормативная документация, банк правовых документов Карта сайта. Навигация Обратная связь

 

Copyright © market-mg.narod.ru 2005-2016 Last-Modified 23 октября 2016
Профессиональная помощь и консультации, защита прав
Все права защищены


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Hosted by uCoz